Wiedergeboren aus der Asche der Apokalypse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Wiedergeboren aus der Asche der Apokalypse » Flashback » Комната преподавателей №1


Комната преподавателей №1

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Это было ужасно. Все те дни, которые они пробыли под землей, ища этот чертов Лунный город. Габриэль впервые в жизни пожалел о том, что ввязался в эту сомнительную авантюру. Самое ужасное то, что они так и не достигли самого города: после стычки с одним обитателем там, они ели выбрались. Все израненные, побитые... когда они выбрались на поверхность, то единственным желанием стало - добраться до своих комнат и упасть спать. Плевать на трехдневную щетину, раны! Сон - вот то, что им нужно.
Уже в академии Раммштайнер с каким-то абсолютно отсутствующим видом шел к своей комнате, не замечая никого вокруг. Впрочем, его все замечали и шарахались к стенкам, не узнавая в этом человеке преподавателя генетики.
"Боюсь, что я сам себя не узнаю, если посмотрюсь в зеркало. Давно не попадал в такую ужасную историю. Чтоб еще раз туда!.. Да ни за какие деньги!"
Открыв свою дверь картой-ключом, он с трудом дошел до кровати и упал на нее, уронив сумку рядом. Себастьян же с Люцифером отправились в больницу: Лоуренсу не слабо досталось в этой схватке, и Эванс согласился сопроводить парня, чтобы тот где-нибудь не отключился по пути. Самое омерзительное то, что их никто не ждал. Видимо решили, что так же погибнут, как и прежние экспедиции в Лунный город. Но нет, альбинос следил за временем и когда понял, что они не дойдут до этого города и могут оказаться заблокированными под землей, приказал напарникам возвращаться.
"Хотя вернулся не с пустыми руками. Образцы ДНКа того обитателя я все-таки прихватил".
С этими мыслями он прикрыл глаза и позволил себе задремать. А душ потом... все потом.

0

2

Конрад торчал в своем кабинете ровно до той поры, пока не начнется следующий урок и не настанет тишина. Впрочем, Сима ему не особо мешал, так как телепат позаботился о том, чтобы заставить сознание ученика поверить в то, что он безумно хочет спать. Тем самым мужчина дал себе кучу свободного времени для работы, однако теперь следовало отдать ребенка тому, кто вроде как являлся его создателем.
"Кем бы они ни были друг другу, Габриэля он, похоже, слушается".
Кройц вздохнул, отставив пробирки, в которых копался, и подошел к Ганцу, поднимая его на руки. Дверь в кабинет в итоге он не закрыл, но это и не требовалось. Заходить к нему без разрешения побаивались даже отъявленные хулиганы, коих было, правда сказать, немного.
Химера оказался легким, поэтому химик спокойно и не напрягаясь дотащил его до одной из комнат и, не сумев придумать ничего лучше, постучал в эту дверь ногой ибо руки были заняты ценным грузом.
Из-за двери не доносилось ни звука, как будто там кто-то помер.
"А он вообще здесь?"
По идее, Раммштайнера могло и не быть, тогда оставался вопрос, куда деть неуправляемое существо. Не сбагривать же его на руки посторонним людям.
После недолгих раздумий, Конрад еще разок ритмично попинал дверь, решив подождать еще немного, прежде чем куда-то уходить.

0

3

В этот момент Габриэль был готов проклинать весь мир. Стоило ему ненадолго задремать, как какая-то сволочь столь нагло стала стучать в дверь. Сначала Раммштайнер просто накрыл голову подушкой и попытался спать дальше, но после очередных ударов в дверь все же поднялся. Пошатываясь, дойдя до двери, он ее резко распахнул. Взгляд тут же упал на Максимилиана, благополучно спавшего на руках какого-то человека. Если честно, то в таком состоянии альбинос даже не понял, кто перед ним стоит, только практически автоматически выставил телепатический блок на себя и свое создание. Взяв парнишку на руки, он даже не сказал спасибо, а просто взял и закрыл дверь. Дойдя с неведомой зверушкой до кровати, он уложил Ганца рядом с собой и сам завалился спать.
Спустя сутки Габриэль все-таки пришел себя и даже выспался. Встав с кровати и оставив Симу дальше спать, он прошел в ванную и ужаснулся. Ну да, Раммштайнер всегда брился и никогда не выглядел столь ужасно. В итоге ванной он завис еще на час, пока отмылся от грязи и запекшейся крови, побрился, обработал раны. К этому времени как раз проснулся и Ганц. Сделав ему выговор за то, что тот напал ученика, альбинос посидел немного со своим созданием, раз оно так хотело внимания.
- Только больше никаких драк, Сима. Здесь нельзя себя так вести. Я не смогу защитить тебя, если ты кому-нибудь навредишь, - нравоучительно проговорил Раммштайнер в конце своего объяснения, после чего вспомнил о том, что не поблагодарил того, кто присмотрел за этим чудом. После кормежки Симы, он все-таки вышел из комнаты. Сейчас Габриэль выглядел куда лучше: гладко выбритый, с уложенными волосами, с зашитыми самостоятельно ранами и закрытыми специальными пластырями, чтобы зараза никакая не попала. Выглаженная белоснежная рубашка, черные штаны и лакированные ботинки... да, в нем было теперь сложно узнать того побитого и измученного человека. Поправив запонки в манжетах, он направился к кабинету химии. То, что за Максом приглядывал Конрад Кройц, он узнал из памяти мальчишки. Постучав ради приличия в дверь, альбинос толкнул ее и вошел, осматриваясь и замечая человека в халате. - Добрый день, герр Кройц, - уважительно обратился к нему Раммштайнер, позволив себе улыбнуться. - Я хотел бы поблагодарить Вас за то, что присмотрели за моим Максимилианом. Он еще не привык к обществу и со своим гневом ему сложно справляться. И прошу прощения за причиненные неудобства его поведением. Подросток... что с него взять? - альбинос развел руки в сторону и усмехнулся, всем своим видом показывая, что сильно раскаивается.

0

4

На тот момент Конрад уже отчаялся увидеть хозяина комнаты, однако Габриэль все же появился. По крайней мере, судя по узнаваемым чертам – это был Раммштайнер, но весь его вид был крайне паршив. Кройц поморщился, когда в голове зазвенело от резкого блока, беспрекословно отдал химеру и вежливо улыбнулся закрывшейся перед носом двери.
- Всегда рад помочь, - ехидно фыркнул химик, отправляясь восвояси.
За время он успел отвлечься от произошедшего – успел зайти в комнату, проспать около четырех часов, подскочить. После чего он привел себя в порядок, сделал себе бутербродов, налил в термос чаю и отправился в лаборатории, где пребывал остаток вечера и ночь, работая над своим новым препаратом, который по идее должен был привлекать к субъекту его использующему внимание и делать его объектом желаний. Увлекшись, он даже не заметил, как прошла ночь, и даже часть дня. Раммштайнер привлек его внимание только тогда, когда вошел в кабинет. Блондин усмехнулся, представив, как выглядит после бессонной и столь пылкой ночи, стащил защитную маску с себя и положил её на стол. Растрепавшиеся волосы он бездумно пригладил ладонью и внимательно выслушал всю вежливую речь коллеги.
- Надеюсь, он никого не будет больше убивать, - улыбнулся Конрад. – А так… Всегда рад оказать услугу и проследить за безопасностью учеников. А Сима показался мне весьма милым существом, пусть и буйным, - он закрыл пробирки пробками, после чего вновь взглянул на Габриэля. Да, тот выглядел как всегда: весь выглаженный, аккуратный, подтянутый. Свести этот облик с тем, что предстал его взору вчера, было почти невозможно, поэтому Кройц забил на жалкие попытки своего сознания.
- Вы пришли только за этим, или же можно рассчитывать на беседу? – легко и непринужденно поинтересовался Подрывник, скидывая халат и набрасывая его на спинку кресла. – Конечно, это не мое дело, но мое любопытство не дает мне покоя: вчера Вы выглядели измотанным, и складывалось ощущение, что Вы ходили в дальний и сложный поход. Не выпьете со мной чаю и не расскажете об этом?
Химик был страшно любопытен, часто получал за это от людей по носу, но не смущался этим фактом, а лишь продолжал любопытствовать дальше.
«День обещает быть интересным…»

0

5

Габриэль хмыкнул, невольно проскользнув в сознание Конрада. Это было скорее привычкой: сканировать тех, с кем говорил. Свое же сознание Габриэль всегда защищал.
- Это его природные инстинкты. Он хищник, а потому иногда срывается, - закрыв за собой дверь, альбинос усмехнулся. Посторонним не стоило знать такие подробности, но то, что Кройц уже изучил мальчишку было ясно. - Немного не рассчитал с генами и привил ему слишком многое от животного. Впрочем, это мой самый прекрасный образец. Вы его еще не видели в женском образе. Такая милашка, - ехидно произнес Габриэль, проходя к первому столу учеников и садясь на него. - От чая не откажусь, как и от беседы. Скажем так: это будет платой за то, что усмирили химеру. С ним порой бывает очень сложно. Видели бы, скольких он моих ученых вспорол в лаборатории, когда подрос. Каждый день приходилось все отмывать от крови, - Габриэль блаженно прикрыл глаза. Да, он безумно любил свою работу. Впрочем, как и Конрад свою, раз возился столько времени с пробирками. - Создавать что-то новое всегда прекрасно... - немного мечтательно произнес, но потом словно опомнился. Взор тут же устремился на собеседника. - А что касается моего вчерашнего вида и предшествующих этому событий... - парень усмехнулся и покачал головой. - Думаю, что Вам просто повезло, что Вы не получили предложение от директора академии отправиться в эту экспедицию, - пальцы ударили по поверхности стола, выбивая какую-то потом мелодию. - Вы не против курения? А то все эти треклятые дни даже покурить не мог, - достав немного мятую пачку сигарет и свою зажигалку с гербом, он прошел к окну и открыл его. - А я смотрю Вы тоже весело ночь провели сегодняшнюю. Так интересна работа?
"Впрочем, не удивительно. Он же химик, а потому должен быть буквально одержим желанием создавать что-то новое".
Не дожидаясь разрешения, Раммштайнер достал сигарету и, чиркнув зажигалкой, прикурил, блаженно прикрывая глаза и выдыхая дым в открытое окно.
- Как понимаю, Вам любопытно то, где я был, что вернулся после таким потрепанным? Что ж... любопытство вполне уместно. Слышали когда-нибудь о Лунном городе? Это единственный город под землей, где скрылись люди от ядерной войны и обитателей в надежде пережить катастрофу, которая должна была обрушиться на поверхности. Но они немного ошиблись. Мы же живы и живем. Катастрофа оказалась не фатальной, но они ушли слишком глубоко под землю, чтобы узнать об этом, - затянувшись, Раммштайнер посмотрел в открытое окно с какой-то даже тоской.

0

6

«Чай-чай-чай, - мысленно напевал Конрад, уходя на время в подсобку за чайником и наполняя его там же водой. – Чай – это хорошо, а особенно хороша беседа. Ибо потом будут уроки, а если я сейчас не взбодрюсь, то усну прямо во время лекции».
Он почувствовал, что в его голову залезли, но закрываться особо не стал, только прикрыл свои дела вне академии, вовсе не обязательно было Габриэлю знать, чем же таким заниматься Кройц и на что, собственно, живет. Впрочем, вполне было вероятно, что он это все же успел углядеть.
«Не так уж и важно, право слово. Пусть знает. У всех у нас есть маленькие секреты. К примеру, у него – химера».
- По поводу директора, он вполне мог до меня не достучаться, - легко рассмеялся мужчина, нажимая кнопку на чайнике и радуясь, как ребенок тому, что тот электрический. – Я, когда работаю, не вникаю в то, что мне говорят. Зато и результат выходит феерическим.
На этом месте Конрад помахал рукой, дескать, курите-курите, не против. Он и сам иногда курил, но обычно это происходило в период особой нервозности.
- И ночь эту провел также здесь… О да, мой препарат должен будет взорвать рынок. Разумеется, никто не узнает о том, что он мой, но это не так уж и важно, - Конрад взмахнул рукой, замолкая и отходя к шкафам, где нередко хранил что-нибудь сладкое на случай, если поесть выбраться не удастся.
- Лунный город? – он уставился на полки, выбирая между печеньем и какими-то сухарями. – Да, слышал сказки о нем, а он правда существует? Хотя, думаю, Вы не стали бы искать нечто не существующее, герр Раммштайнер.
Чайник полузадушено пискнул, и Кон в очередной раз задумался о том, что стоило бы купить новый, только чтобы не бояться замыкания от этой рухляди.
Его накрыло какой-то лиричной грустью, но он быстро осознал, что этот фон не от него, и заинтересованно повернул голову в сторону курящего парня.
- И что же, удалось найти что-то интересное? Поход того стоил? – он выложил на парту кулек миндального печенья, раскрывая его, снова сбегал в подсобку, на этот раз за сахаром и кружками.
Да и вообще, телепат не сидел на месте ни минуты, будто в заднице у него жужжал пропеллер.
Наконец чай был заварен и блондин устроился на стуле, откусывая добрый кусок от изделия в руке.
- Очень даже ничего. Присоединяйтесь, коллега! – бодро улыбнулся он, ожидая продолжения рассказа.

0

7

Неожиданно Габриэль расхохотался. Он вспомнил то, как сам с химерой ночами сидел в лаборатории, скрещивая гены. Но потом смех смолк, и осталось только жужжание чайника.
- Все так сложно... мы создаем что-то, о чем нельзя говорить. Вы - химические составы, я - новую породу существ. К сожалению, химера должен стать оружием. Но я не хочу продавать его военным. За то время, что я провел с ним в лабораториях... - альбинос задумался, подбирая слова. - Я привязался к нему. Он вспыльчивый, но все же довольно-таки милый. Хотя я его два года не видел до академии. Паршивец сбежал. Повезло, что не попался охотникам в руки, - стряхнув пепел, Габриэль вздохнул и покачал головой. - Все это никому ненужная лирика. В итоге я все равно буду вынужден его отдать. Иначе меня решат банально убить, - потушив об слив бычок, Раммштайнер сел на подоконник, повернувшись к собеседнику лицом. - Забавно, когда встречаются два телепата. Вы уж извините, что вчера так ударил. Привычка ставить блоки. Слишком много закрытой информации в этой голове, - альбинос ткнул себя в голову и усмехнулся, после чего легко поднялся и подошел к столу, где Конрад разложил лакомства. - Драй опять ругаться будет, что я ем не нормальную пищу, а только сладкое, - пожаловался между делом он, но все же взял печенье и откусил. Прожевав, он задумчиво прикрыл глаза. - Вкусно... - это он сказал скорее сам себе.
"Да, в тех туннелях еды особо не было. Желудок до сих пор сводит при мысли о том, что пришлось есть того обитателя", - вспомнив об этом, Габриэль отложил печенье и поморщился. В итоге так легко испортил сам себе аппетит.
- Предлагаю перейти на "ты". Все-таки у нас не такая уж и большая разница в возрасте, - присев на край стола, альбинос вздохнул. - Так что я там говорил? Ах да, Лунный город... если честно, то до самого города мы так и не дошли, увы. Побегали по туннелям от обитателей, чуть не погибли. Дошли до генератора, но даже его не смогли изучить. Время поджимало. Все-таки вход в эти подземелья открывается только в полнолуние. Мы не хотели там застрять на больший срок. Сейчас и так Люцифера пришлось отправить в больницу, ему досталось больше всего в последней схватке, - он вздохнул, хотя вздох вышел каким-то тяжелым, болезненным. - В следующий раз будем брать больше техники и оружия. Да и идти туда надо не втроем, а группой где-то из десяти человек. Но... забавно то, что это даже не гарантирует то, что мы дойдем до города. Это сложно. И хуже всего то, что мы не знаем местности. Нет никаких карт.

0

8

Выслушав рассуждения о химере, Конрад отхлебнул чай из кружки. В голове сразу стали строиться варианты того, как можно устроить химере подставную смерть. Веществ у него взрывных было много, достаточно сделать вид, будто случился непроизвольный взрыв в лаборатории, неудачный эксперимент или что-то вроде того, а мальчик оказался в ловушке и погиб. А на самом деле просто спрятать его на время, заставить измениться… И все дела. Все счастливы, военные в пролете. Однако делиться своими идеями блондин не спешил, предоставляя Габриэлю трепаться в свободном режиме.
«Эта история с Максимилианом. Значит все же полностью выращенный образец. Ну и пусть».
- Я правильно понимаю, что Вы работаете на официальной основе? – начал Конрад, качая чашку из стороны в сторону. – Если так, то будет разумно попросить, чтобы обо мне не было упоминаний среди Ваших знакомых. Вполне возможно, что мной заинтересуются и далеко не с целью дать работу. Скорее открутить голову.
После этого последовала очередная пауза на печенье, Конрад осознал, что голоден и даже слишком.
- Ты, - согласился телепат моментально, не раздумывая. На «вы» он обращался исключительно к директору, поставщикам и студентам. Со всеми остальными знакомыми сходился легко и быстро.
- Да-а, интересный вышел поход… - нахмурился он, представив себе последствия брожения под землей чуть ли не воочию, - но если потребуется доброволец, то я готов пойти в следующий раз туда. Хотя это и опасно, но опасность и только она делает нашу жизнь интересной и полной взрывных событий.
Глаза телепата весело сверкнули, когда он представил себе очередной взрыв с помощью его технологий. Нередко в передаваемых новостях он слышал про новые разработки химического оружия, и искренне смеялся, слыша свои же слова с экрана, которые так глупо звучали из уст пустоголовых потребителей.
Он прикончил печенье, отряхнул руки и стащил с носа очки, протирая их краем рубашки. Очки без диоптрий, поэтому действие не мешало ему хорошо видеть.
- А много ли по академии бродит выходцев твоих лабораторий? – с интересом спросил Кон, поднимая взгляд на Габриэля.

0

9

Пальцы легко прошлись по поверхности стола, после чего альбинос позволил себе улыбнуться, услышав вопрос Конрада.
- Да, конечно на официальной. Как директор компании по производству роботов. Ни один генетик не станет говорить в открытую военным, что он генетик. Обычно я им создаю оружие с генной модификацией, чтобы упростить отлов обитателей, но последних их заказ - создать нового солдата. Официально я могу послать их к черту, но после этого мне никто не даст гарантий, что я останусь жив. Я бы сказал, что мне на это плевать, но это совсем не так. А о Симе они рано или поздно пронюхают. Не бывает столь сильных людей без модификации, а он сюда сам поступил, чтобы отыскать меня, - Габриэль все-таки рискнул и откусил еще печенья, которое до этого начал. Несколько мгновений прошли в тишине, после чего Габриэль хмыкнул и покачал головой. - Не беспокойся, я не стану никому говорить, что знаком с тобой. Мне это не выгодно.
"Как и не выгодно держать лабораторию в Токио. Надеюсь, что сюда скоро подвезут оборудование, и я смогу приступить к нормальной работе. Утомляют эти постоянные перелеты... Иногда мне кажется, что моя жизнь только из этого и состоит".
Вздох, после чего Раммштайнер тряхнул головой и крив усмехнулся.
- Я больше в это место ни ногой. К черту. Оказаться запертым в подземелье мне совсем не хочется. И жить в нем, если такое случится. Я, конечно же, приключения люблю, но когда хотя бы известна местность. Хотя есть один плюс, - альбинос посмотрел на собеседника, чуть прищурив глаза. - Гены одной из тех тварей. Я успел прихватить образец. Возможно, поняв из кого он состоит, я смогу извлечь его способности и знать, как ему противостоять, - заговорщическим тоном произнес он, после чего склонился к парню. - Этот процесс всегда завораживает. Особенно, когда приходится работать с таким небольшим количеством материала, - выпрямившись, Раммштайнер огляделся. - В академии только Сима. Я стараюсь не плодить свои создания на земле. Верней... я их уничтожаю потом в лабораториях, получив нужный результат. Симе же просто повезло, что я так к нему привязался и решил сохранить жизнь. К сожалению, простые люди не должны знать о моих исследованиях, иначе найдутся доброжелатели, которые всадят мне пулю в лоб. А это не особо-то весело, - недолго думая, он улегся на парте, заложив руки за голову и прикрыв глаза. - Ты ведь тоже работаешь тайно над чем-то? Иначе бы сейчас не стал скрывать некоторую информацию в своей голове. У меня сильнее развита телепатия и я такие ходы чувствую без вторжения.

0

10

Кон отстраненно принимал информацию о работе Габриэля, размышляя о том, что он уже теперь знает слишком много о второй жизни преподавателя генетики.
«А с другой стороны, всем нам надо иногда раскрыться, - промелькнула шальная мысль в голове Кройца и ушла на край сознания, закрепляясь там. – Всего лишь послушаю, ведь не буду же трепаться я об этом на каждом углу?»
-  Директо-ор? Ничего себе, - искренне удивился химик, продолжая пить чай, потому что печенья как-то расхотелось. – Жаль его… Хотелось бы как-то пареньку помочь. Служить военным, даже по желанию, не слишком приятное дело. А уж так, когда тебя поймали и не дают выбора… Если я могу в этом как-то помочь, скажи. Сделаю все, что в моих силах.
Кройц решил проверить состояние своих препаратов, отошел к кафедре и с легким прищуром осмотрел происходящее там.
- Работать над новыми материалами, которых мало, всегда увлекательно… Даже жаль, что пока не открывают никаких новых химических элементов. Так жаль, что хоть самому начинай заниматься этим.
Результат удовлетворил мужчину, и он вернулся ближе к Габриэлю, устраиваясь задницей на одной из парт. На вопрос Раммштайнера он не отвечал где-то с минуту, прикидывая, что он может говорить, а что нет. По всему выходило, что говорить он может что угодно, так как теперь является хранителем самой важной, на данный момент, тайны собеседника.
- Над совсем секретным проектом я работал прошлой ночью. Полагаю, что изначально на черном рынке скоро появится удивительная по величине мощи, а главное не требующая большого количества взрывная смесь. Заплатили мне за это прилично, но работать с этими господами мне не очень хочется, они слишком грубы по отношению к бедному ученому.
Речь лилась из уст Конрада непринужденно, он будто наслаждался тем, что разговаривая с собеседником, не вынужден читать лекцию или требовать повышения платы.
- А сейчас я занимаюсь хулиганством чистой воды, которое конечно тоже прибыльно, но скорее забавно. То, что стоит на столе, при большом моем везении, может стать абсолютно новым возбуждающим организм средством. Причем без вкуса и без запаха. Просто выпиваешь или подливаешь несколько капель тому, кого хочешь. И препарат запускает сразу две реакции – выработку феромонов и возбуждение организма. Пробовать, правда, не на ком. Поэтому буду на себе, - засмеялся он открыто. – Впрочем, я все на себе пробую. И до сих пор не помер, что характерно.
«Да уж, болтливость у меня сегодня повышенная».

0

11

"Жаль? Да, жаль. Я создал его для того, чтобы показать свою силу, но в итоге за три года, проведенных с этим проектом бок о бок, я привязался к нему. Словно это мой сын. Пускай Сима не сдержан, но он все равно ребенок. Разве можно детей отправлять на верную смерть?"
Отчего-то захотелось взвыть альбиносу, а потому он положил ладонь на глаза, беря себя в руки. Эмоции были лишними.
- Он... эта судьба... все из-за того, что мне приходится с ними работать, - выдохнув, он отнял руку от глаз и фыркнул. - Я никогда не любил работать с ними. Они даже моих идеальных роботов умудряются испортить. Нагрузят лишним оружием, а потом удивляются, почему-то это машина потеряла мобильность? Ты видел ведь роботов на границе города? Моя работа. Управление дистанционное, зависят от энергии в городе. Если отключит все электричество, то они отключатся. Это их забавная особенность, о которой военные не знают. Мой подарок за то, что столько машин сломали. Они не ценят то, что получают. Так же будет и с Симой. Они его будут использовать до того момента, пока мальчик не сломается. А у Симы есть чувства, ощущения... он не сможет долго держаться, потому что живой. Не просто машина для убийств, он подросток, которому хочется внимания, любви, ласки... Два года после побега ему удавалось скрываться где-то. А потом он пришел сюда, - сев на парте, Габриэль посмотрел на своего собеседника, чуть прикусывая губу. - Единственная возможность помочь ему - научить быть человеком. Пока он в академии числиться студентом, его никто не тронет. Не имеют права. Но за территорией академии он в опасности. Стоит его вывести из себя, как он изменится и покажет свою истинную сущность. А за стенами... он не будет под защитой, и они будут иметь возможность поймать его и забрать,  - Раммштайнер криво усмехнулся и покачал головой, но потом снова лег.
"Что-то ты разговорился, Габриэль. Это на тебя так не похоже. Но видимо накипела за все это время".
- О, вот как? Значит, это что-то похожее на афродизиак? Как мило... еще не проверял действие? Никогда не пробовал таким пользоваться. Почему-то на меня и так реагируют ненормально. Хотя... ах да, я богатый бизнесмен и потому женщины на мне буквально виснут. Забыл об этом важном факте, который привлекает дам. Может начать использовать это? Из девушек всегда выходит лучший генетический материал, чем из мужчин. Хотя... увы, нельзя. О моей деятельности генетика знают только здесь. Как грустно, правда? - альбинос усмехнулся и прикрыл блаженно глаза, понимая, что его это даже не напрягает ни на минуту.

0

12

Конрад искренне расхохотался, услышав о том, что сделал Габриэль. Да, гадить своим работодателям приятно, особенно если они узнают об этом только в последний момент… их мерзкой жизни.
Никто и никогда не платил Подрывнику за устранение конкурентов, а зря. Он прекрасно справлялся с порчей товара, такой, чтобы при экспериментах на базах военных происходили несчастные случаи. Делал он это редко, только в тех случаях, когда с ним обращались неподобающе. Прощать Кройц умел только мертвых, и искренне сочувствовал семьям тех, кого убивал.
- Тебе труднее. Мои разработки не умеют думать, жить и любить, - осторожно проговорил Кон, чувствуя какую-то щемящую грусть, исходящую от Габриэля. Лезть на чужое поле он не смел, а потому старался быть аккуратней со словами. Кто знает, не распространяется ли буйство химеры на его создателя.
- Да, афродозиак, - согласился химик, разглядывая свою ладонь. Сколько всяких веществ прошло через это руку, и во что они превратились потом? Иногда мужчина подумывал о том, чтобы уйти со стези «взрывателя», а потом ломался, признавая, что отказаться от старой жизни он уже не сможет.
- Не пробовал, я только сейчас закончил работать с ним. Обычно я для проб снимаю хостов, за дополнительную плату они готовы, и участвовать в эксперименте, и держать язык за зубами. Очень удобно, хоть и затратно.
Конрад рассмеялся, вспоминая, как его материли после подобных развлечений нанятые парни и девушки. Ведь он не отпускал их, пока не выяснял все подробности об ощущениях, действии и прочем.
- А что, хотел бы попробовать, о богатый бизнесмен? – иронично откликнулся Кройц, потягиваясь всем телом. На него нашло привычное полушутливое настроение, когда он начинал нести любую чушь, не задумываясь о том, что об этом подумает собеседник.
«Вот дадут тебе сейчас по голове, будешь знать, придурок…»

0

13

- Знаешь, именно поэтому я и не люблю свою работу иногда. Потому что то, что я создаю... оно все разумно. Взять даже андроидов: они могут чувствовать, думать, говорить, двигаться... в общем, быть как настоящие люди. Они могут даже ненароком полюбить! Но для таких целей роботы никому не нужны. Только для сражений, - альбинос поморщился и фыркнул. - Мой маленький Сима... я его выращивал несколько месяцев в лаборатории, а до этого было множество проваленных экспериментов... хм, это довольно-таки сложно, - взгляд устремился в потолок, изучая его, останавливаясь на лампах, словно в них было что-то крайне интересное.
"Не о том думаю и говорю", - неожиданно поймал он сам себя на мысли, а потому мягко рассмеялся.
- Что-то я совсем расклеился. Видимо так поход на меня дурно действует. Я если честно редко предаюсь такой апатии. Она опасна для тех, кто создает, - перевернувшись на бок, Габриэль посмотрел на Конрада, который так увлеченно рассказывал о том, что для экспериментов своих снимал хостов. Его это даже немного развлекло, а главное отвлекло от посторонних мыслей. - Хосты могут на многое согласиться, если хорошо заплатят. Либо от скуки. Знаю таких, работал с ними, - бросив взгляд на собеседника, Раммштайнер сел, обдумывая его предложение.
"А почему бы и не развлечься? Любой опыт ведь полезен. Тем более такой может оказаться даже приятным. Он неплохо сложен, опыт должен иметься..."
- А почему бы и нет? Думаю, что это будет забавный опыт в моей жизни, если, конечно же, ты не полный профан в своем деле и все твои слова - не пустое хвастовство. Если твое средство реально сможет меня возбудить... это будет даже интересно, и я готов буду тебе заплатить за этот эксперимент, - сидя теперь на парте, альбинос ждал ответа от Конрада, сам с неподдельным интересом рассматривая его, изучая, словно одного из своих подопытных.
"Только со своими игрушками я не сплю. Это дурной тон для любого ученого", - пальцы ударили по поверхности стола, отбивая незамысловатый ритм.

0

14

Кон отдал дань словам и чувствам Габриэля молчанием, чтобы тот смог выговориться, но сказать ничего путного не смог и потому постарался улыбнуться, возможно, даже ободряюще.
- Вероятно, ты просто устал, - откликнулся он, вставая с парты, стаскивая с себя халат и кидая его на парту. Во время «эксперимента» он мог помешать, а ему не хотелось, чтобы что-то мешало. В словах беловолосого будто бы звучал некий вызов, и Кон лишь спокойно улыбнулся.
- Это новое средство, и не факт, что оно подействует. Если нет, то несколько старых образцов у меня всегда есть с собой, так что можешь не беспокоиться по поводу удовлетворения от ситуации.
Химик окинул взглядом фигуру Раммштайнера, прикинул его вес и ушел к столу, прихватив по дороге из шкафчика два мерных стаканчика. Действовал он будто бы механически, возможно, от легкой неловкости. Всё же заниматься этим делом в лаборатории, в академии… будет неожиданно и весело.
«Ага, порно-порно, весело-задорно», – продолжал мысленно бухтеть ученый, разливая жидкость по стаканчикам и разбавляя её водой.
- Ну что, на брудершафт? – усмехнулся он, и, дождавшись, когда генетик вместе с ним изопьет «эту гадость», как когда-то называла его эксперименты мать, отправился к двери, чтобы закрыть её на замок. В любом случае свидетели были не нужны.
Счет шел фактически на секунды, о быстродействии столь слабо растворенном лекарстве мужчина знал.
«Кажется работает… Да, похоже на то», – по телу разливалось приятное и успокаивающее тепло, которое у Кройца была предшественником возбуждения.
«Отлично, хоть не опозорюсь. А то ходил бы потом и ржал надо мной. А это, знаете ли, обидно. С моим-то стажем работы».
Блондин обернулся к Габриэлю и заинтересованно на него уставился, желая узреть, как это средство подействует на него. Если подействует. Впрочем, ждать стало невыносимо уже через несколько секунд, потому что собеседник, ранее не вызывавший в нем такого интереса, теперь стал объектом накатывающей на химика похоти.
«Дыши носом, придурок. Эк-спи-ре-мент».

0

15

- Я уверен, что ты не настолько плох, чтобы неудачно подобрать компоненты для этого вещества, - с неким равнодушием в голосе произнес альбинос. Хотя это только напускное. В реальности же Габриэль заинтересовался. Он никогда прежде не участвовал в таких экспериментах, потому что с генетикой лучше не шутить, а то последствия могут оказаться фатальными. А друзей-химиков у него не было, чтобы с ними вот так рискованно что-то пробовать. - Да, на брудершафт, - ответил Раммштайнер на слова Конрада, когда тот уже вернулся с этой хренью, которую он изготовил, разбавленной водой.
После того, как он выпил вещество, альбинос попытался понять, как реагирует его тело. Было непривычно пить что-то такое для того, чтобы возбудиться, да и обычно Габриэлю это совсем не требовалось. Но любопытство, мать его...
В какой-то момент парень ловит себя на мысли, что он как-то непривычно расслаблен и мысли текут не в рабочем направлении. Потом уловил движение сбоку и, повернув голову, посмотрел на своего собеседника.
- Забавные ощущения, - соскользнув с парты, он подошел к химику и коснулся кончиками пальцев его щеки, проскальзывая потом к шее, буквально изучая на ощупь этого человека.
"У него мягкая кожа... и запах своеобразный. Видимо от того, что он постоянно работает с химией", - после этого, недолго думая, альбинос коснулся его губ пробный поцелуем, проверяя свою реакцию. Реакция оказалась положительной, и Раммштайнер не захотел следом ненароком врезать ему, более того, он сам не заметил, как обнял Конрада за талию, прижимая к себе и проскальзывая ладонями по его спине.
- Хах... а ты не безнадежен... - свою природную натуру оказалось трудно унять, а потому Габриэль не мог не съязвить после слов Кона о том, что вещество может не подействовать. Впрочем, сейчас его язвительность ушла на второй план, оставляя место нарастающему желанию заполучить то тело, которое было перед ним. И, как бы это ни было странно признавать Раммштайнеру, отнюдь не из ученого интереса, а от банальной похоти, что начинала быстро овладевать им и его мыслями.

0

16

Кройц скосил глаза на пальцы Габриэля, коротко усмехнулся, чувствуя как передергивает все тело от знакомых, но опять иных ощущений. С любым партнером ощущения были различны.
«Что же, повышение чувствительности… А, к черту. Расспрошу потом его».
Кон ощущал куда больше, чем раньше, что его удивляло. Побочный эффект или нет, но тепло чужих ладоней на спине, казалось, проходило волной по позвоночнику. В следующее мгновение от поцелуя у химика рвануло крышу. Он подался вперед и коснулся чужих губ своими, вовлекая коллегу в страстный поцелуй. Пальцы химика ловко скользнули по пуговицам чужой рубашки, расстегивая её, а потом медленно прошлись по шраму, который предстал взгляду Конрада.
«Однако… Видимо тяжелая у него жизнь. Хотя, о чем я? Он же мне рассказывал часть своей жизни. И то сомневаюсь, что сказал всё».
Чужая рубашка весьма аккуратно оказалась на одной из парт. После этого легкого действия Подрывник провел ладонями по открывшемуся ему теперь телу, слегка задевая ногтями соски, будто бы пересчитывая пальцами ребра. Что он ощущал? Желание. Зверское, отвратительно непристойное желание. Его губы скользнули по ключице Габриэля, оставляя на ней красноватый засос, в следующее мгновение химик прижался к партнеру по эксперименту, обвил ладонями его шею, вплел пальцы в волосы, и с силой заставил чужое лицо приблизиться к себе. Следующий жадный поцелуй был уже более развязным, язык Кройц проскользнул в чужой рот, исследуя его легкими движениями.
«Хочу!»
Пронеслось в голове, а после этого желание перед внутренним взором Кройца предстали весьма и весьма развратные картины.
«Черт побери…»
Такого резкого результата испытатель не ожидал, но скрывать его было трудно – вот, выпирает ниже пояса «результат».
- Что же… Я рад, что не разочаровал тебя, - хрипло пробормотал Кройц, восстанавливая сбившееся после поцелуя дыхание.

0

17

Альбинос улыбнулся уголками губ, скрывая свои эмоции под маской равнодушия. Он играл и играл как всегда только по тем правилам, которые устанавливал сам. И Конрад явно это понимал. Возможно, что Конрад просто читал мысли Габриэля, потому что тот чуть ослабил контроль за своим разумом. Возможно, что был просто и впрямь не безнадежен и понимал то, что хочет партнер. А в данном случае Раммштайнеру явно не хотелось нежностей. Что-то более звериное владело им.
"Хотя тобой всегда только зверь и владеет, милый. Ты готов поддаваться исключительно природным инстинктам, которые для тебя оказываются столь соблазнительными. Животная натура... по-другому и нельзя сказать", - альбинос хмыкнул, когда почувствовал, что на коже оставили метку. Нет, он не был против, тем более постоянного партнера у учителя генетики не было, а потому вряд ли бы потом пришлось выслушивать от кого-то крики на тот счет, что он опять с кем-то где-то шлялся. За это он и любил свободную жизнь от обязательств перед постоянными партнерами.
- Но чтобы я был доволен, тебе, Кройц, придется постараться, - чуть хрипловато произнес Раммштайнер, нарочно назвав того по фамилии, а не имени, словно это могло спровоцировать того к чему-то более жесткому. Сам же Габриэль не особо-то церемонился, расстегивая уже брюки Конрада одной рукой, другой поглаживая по паху, нарочно мешая сосредоточиться. Ему хотелось раздразнить интерес этого объекта, заставить сходить с ума от желания. Чтобы не только из-за афродизиака Кон его хотел, а еще от того, что он делает.
Обычно все прежние партнеры альбиноса оказывались довольно-таки скучными персонами, и сейчас Габриэль искренне надеялся, что химик сможет развлечь его. Особенно после того, как благополучно поселил приятное возбуждение в это податливое тело. Тело ученого привыкло к близости, оно было расковано, как и разум обладателя этой прелести. Он мог бы воплощать вполне похоть, да только это привилегия дам.
Схватив Кона за волосы, Раммштайнер с силой дернул его назад, а потом вгрызся укусом в бьющуюся жилку, сжимая через ткань брюк возбужденный член парня.

0

18

У Кройца перехватывало дыхание от неожиданной самоотдачи партнера эксперименту. Впрочем, не так уж важно это было сейчас. Просто хотелось наконец выпустить энергию из тела, а сейчас представился потрясающий случай сделать это. Блондин негромко ахнул, когда его шея была атакована, вкупе с резкой болью от натяжения волос и наслаждением при прикосновении чужих пальцев к его напряженной плоти это было невероятно. Но Подрывнику быстро надоело быть в этой ситуации пассивным, тем более что партнер явно дал понять, что ждет от него ответных действий.
- Что же, господин Раммштайнер… Будет стыдно оставить вас разочарованным, - хрипловатым от уже изрядного возбуждения голосом проурчал Конрад, выпутываясь из чужих рук и слитным единым движением опускаясь на колени перед Габриэлем, быстро и резко расправляясь с его брюками и спуская их вместе с нижним бельем партнера. Кройц обвел губы кончиком языка, ехидно глядя на Раммштайнера снизу вверх, даже не представляя насколько пошло это может выглядеть.
Кон пожал плечами, решив продолжить заниматься сумасшествием с удовольствием, после чего одной рукой чуть придержал член генетика, в то же время медленно проводя по нему языком. Он странно усмехнулся, обсасывая губами головку и вбирая в рот достоинство Габриэля, начиная ему отсасывать. Почему он решился на этот достаточно интимный поступок? Он не знал. И возможно в последующих встречах с Раммштайнером ему будет стыдно, но сейчас хотелось вести себя как профессиональная шлюха. Ладонь второй руки легла на задницу партнера, резко сжимая её, после оглаживая и слегка царапая. Хотелось ощущать партнера, возбуждать его до предела и наслаждаться этим моментом.
«И главное в это игре… не разочаровать…» - мысленно посмеивался Конрад, чуть быстрее и глубже заглатывая член преподавателя генетики, справляясь с рвотным рефлексом. Опыт в этом действии у Кройца был, хоть и не сказать, что слишком большой.

0

19

Звук, который издал Кон, порадовал слух альбиноса, он даже не стал скрывать свою торжествующую улыбку.
"Значит, он не лучше меня и такой же зверь, такой же безрассудный. А?" - в следующую секунду Раммштайнер немного растерялся, когда понял, что столь приятное место для укусов куда-то пропало, и теперь его заднице угрожала чья-то рука, сжимающая ягодицу.
"Зараза", - только и пронеслось в светловолосой голове. Обведя кончиком язычка свои губы, Габриэль хмыкнул и опустил взгляд, рассматривая стоящего пред ним Кройца, который столь умело ему отсасывал. Это даже было приятно. Не само действие, а то, что кто-то снова оказался на коленях пред ним. Тешить свое самолюбие иногда полезно даже такими вещами.
- Какой молодец, - хрипловатым от возбуждения голосом произнес он, а потом судорожно выдохнул, подавляя с трудом стон, рвущийся наружу. Пальцы зарылись в светлые волосы Кона, а потом Раммштайнер сжал пряди, двинув бедрами и заставив своего случайного любовника вбирать глубже.
"Умел и не скрывает этого... даже радует. Хах", - и это было не удивительно: Габриэль не любил неумех, которых приходилось чему-то раз за разом учить. Возможно, что именно поэтому он никогда и не спал с девственниками и девственницами. Слишком хлопотно, слишком тяжело объяснить, что и как делать, чтобы понравилось.
- Хватит, - довольно-таки твердо произнес альбинос, потянув Кройца за волосы, заставляя того отстраниться. Он не на это соглашался, в конце концов. Ему хотелось секса. Возможно, чтобы даже его кто-то поимел. Это неважно, главное - почувствовать жар чужого тела. - Иди сюда... - склонившись, он положил ладонь ему на шею и сжал пальцы, заставляя того подняться благодаря такому простому жесту. - Есть и более интересное занятие, - усмехнувшись, он постарался сфокусировать взгляд на лице парня, но это получилось с трудом: лицо Кройца расплывалось, а пелена мешала различить даже банально цвет глаз.
"Поиграем в хищника и жертву?"

0


Вы здесь » Wiedergeboren aus der Asche der Apokalypse » Flashback » Комната преподавателей №1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC